Batboner: ТруНорвежский Дезрок

12, Август, 2020

Перевод интервью с группой Batboner, выпустившей свой первый альбом.

Они хотят покорить Европу своим скрипящим кожей дезроком. Что ж, с названием Batboner внимание как минимум летучих мышей, переживших коронавирус, этим скандинавским дезрокерам обеспечено. У остроумных и оригинальных северян, не имеющих ничего общего с блэк-металлом, получилось представить Норвегию в совершенно ином свете.

Название вашей группы – лучшее, что я слышал за последние годы. Похоже, у вас находится место юмору. Кто придумал название?

Йод Амигдала: Спасибо! Но настоящим комплиментом будет попадание в список худших названий групп всех времен и народов. Хотя и приятно сознавать, что есть люди, которым тоже нравится наш юмор. Кажется, Зонтриппер предложил «The Batboners» или что-то в этом роде в качестве шутки, но я подумал, что это отличное название. Я лишь изменил его на «Batboner», потому что, как мне кажется, это точнее отражает суть. Знаете ли вы, что, по крайней мере, у 12 видов летучих мышей есть шипы на пенисе?

Норвегия в основном известна блэк-металлом и другими мрачными и экстремальными металлическими направлениями. Тебе близка эта культура?

Некоторые из нас большие поклонники блэка и других видов металла, но только Флойд когда-либо играл в металлической группе. До переезда в Осло в 2003 году я участвовал в группах, играющих что-то в духе Pearl Jam, Guns n’Roses и тому подобного. Когда я переехал в Осло, я действительно планировал создать блэк-металл-группу, но все сложилось по-другому, и единственная группа, о которой стоит упомянуть («Mehe»), играла что-то типа маткора / сладжа. В культурном багаже Доктора Лав – эмбиент, нойз и экспериментальная музыка, а у Флойда – панк / хардкор, стоунер-рок и готик-рок.

Как вы нашли друг друга? Есть ли в Осло бэткейв/дезрок-сообщество?

Аудитория в Осло действительно маленькая! Чтобы шла речь о сообществе, нужно собрать вместе все удельные княжества Готической Империи, а дезрок – безусловно, самое маленькое из них. Хотя был небольшой всплеск популярности дезрока, когда на сцене появились такие группы, как Scarlet’s Remains и Tragic Black. Меня увлекло это направление, и я перенял его визуальные черты, что привлекло внимание Флойда, и мы стали друзьями. Моя группа Mehe распалась, и я искал людей, с которыми можно было бы создать какую-нибудь металлическую группу. Флойд сказал, что он играл на барабанах, но на кардане играть не умеет. Тогда мы подумали, почему бы не попробовать этот удивительный «новый» жанр, который мне так нравился. Когда мы искали вокалиста, друзья рассказали нам, что некий Зонтриппер полгода назад начал играть на барабанах. Он принадлежал к незнакомому нам готическому сообществу, но мы решили пригласить его играть с нами, тогда бы Флойд мог взять на себя обязанности вокалиста – это ему даже больше понравилось. С Доктором Лав я познакомился, когда переехал в Осло. Ему всегда нравилась более медленная музыка, но когда в 2015 году нам понадобился новый басист, я все равно попросил его присоединиться.

Обложка альбома выглядит довольно дико. Кто создал этот шедевр?

Наша дорогая подруга Мадлен Фосс. Она была одним из постоянных ди-джеев в готических клубах «Gotham Nights» и «Goth Bomb». Ее уже нет в сообществе, но она все еще одна из моих лучших подруг. Нам всем нравится ее стиль, и мы позволили ей оформить нашу музыку, как она сама почувствует. Мы очень рады: это подходит и к музыке, и к тому, что мы пытаемся передать на наших концертах…

…Мне даже напомнило знаменитых Virgin Prunes. Кто еще повлиял на вас?

Нам нравится, когда люди ищут сравнения в нашей музыке и тех идеях, которые, по их мнению, в ней воплощены. Мне очень нравятся Virgin Prunes, но я ими никогда особо не вдохновлялся. Может, дело в вокале? Когда люди спрашивают, какую музыку мы играем, я обычно отвечаю, что это смесь Sisters Of Mercy и Dead Kennedys. Некоторые гитарные риффы и большинство басовых – это чистая стилизации Sisters Of Mercy. Также меня вдохновляет то, как на французской сцене (например, Deadchovsky) используется бас-гитара. Другие группы, которые приходят на ум, – это Then Comes Silence, ранние Opeth, Creepshows, Koffin Kats, Misfits, The Other, Muse, Another Species и Burning Image. Но я мог бы продолжать и продолжать…

Что значит «Fenway Heda Eadday Alksway»?

Флойд: Лирика – это отдельная история, которая сильно контрастирует с нашей оживленной и красочной натурой. Я написал «Henway…» в весьма скверном состоянии, как и многие другие тексты. Все, что я пишу, является мне в виде причудливых флэшбеков и маленьких взрывов в моей голове, со словами и фразами (почти как бред прорицателя, ха-ха!). И в этот момент я просто начинаю писать. Я никогда не задумываюсь о том, что пишу, я просто делаю это. Множество бессвязных воспоминаний, переживаний, травм и мыслей. Хотя для меня это имеет определенный смысл, я думаю, что здесь открывается широкое поле для разных интерпретаций. То, что я слышу и чувствую, у другого человека, наверное, вызовет совершенно иные ассоциации. Сначала это нужно «вытащить», а затем, когда я уже смогу думать более ясно, попытаться структурировать. Вообще же, во всем, чем мы занимаемся, есть источники вдохновения для музыки и текстов, всегда есть множество влияний. И у меня всегда найдется что-то, что я должен выбросить из головы, испытав при этом нечто вроде катарсиса.

Вы часто выступаете в Скандинавии? Вы как-то связаны с такими странами, как Швеция или Финляндия?

Йод Амигдала: На самом деле, мы играли только в Осло. Мы пробовали выбраться из города с 2013 по 2014 год, но потом, потеряв нескольких участников, были вынуждены начинать все заново с новыми песнями. Мы играли, что могли, но с 2015 года сосредоточились на сочинении нового и его записи. Мы чувствовали, что нам нужно что-то выпустить, прежде чем отправляться с концертами за рубеж. Когда в 2017 году Флойд уехал за границу (сейчас он живет в Лейпциге), выступать стало сложнее, поэтому запись альбома стала еще более приоритетной. У нас есть друзья на шведской сцене, но, когда речь заходит о готике в Скандинавии, Норвегия – всегда «младший брат». Надеемся на укрепление этой связи!

Каковы ваши планы на Центральную Европу?

После того, как альбом будет готов, мы сможем сосредоточиться на зарубежных концертах. Постараемся принять участие в фестивалях и, возможно, устроим пару небольших гастролей в 2021 году. Все это для нас совершенно новое и, если честно, мы не знаем, как делаются эти дела, но, прислушиваясь к полезным советам и прилагая достаточно упорства, мы сможем принести ТруНорвежский Дезрок как можно ближе к вам. После стольких лет домашних записей и выступлений на одних и тех же площадках мы не можем дождаться, когда наш темный психоделический цирк вырвется на улицы городов.

Вы знаете о ценах на алкоголь в Германии?

Да. Мы также хорошо знаем, сколько алкоголя нужно норвежскому дезрокеру, чтобы превратиться в дикое животное. Мы рассматриваем это как приглашение и принимаем его.

65 1
Источник:

negatief.de


Рубрики: deathrock / review

Вы можете оставить свой отзыв здесь:

Войти с помощью: 
Мэрилин Мэнсон