Как Лидс стал готическим городом

22, Июнь, 2020

Безработица, упадок и страх, вызванный Йоркширским Потрошителем, создали идеальную среду для роста пресловутой мрачной субкультуры. На основе двух статей.

Фотограф Мэтью Черрингтон сам был там и смог запечатлеть, каково это было – быть готом в Лидсе начала 80-х годов.

В готическом движении можно найти ряд противоречий:

Несмотря на глубокую пессимистичность используемых готами образов, большинство людей, которым доводилось проводить с ними время, согласятся, что это одни из самых дружелюбных людей, которых они когда-либо встречали. Хотя эта музыка выросла из грубой реальности панк-рока, многие песни законодателей жанра имеют мечтательную и глубоко эмоциональную окраску. И, хотя готическое движение стало одной из самых узнаваемых во всем мире субкультур, именно в конце 80-х в Лидсе и его пригородах готика стала такой, какой мы ее знаем сегодня.

Как и в случае с панк-движением незадолго до того, готическая сцена была в значительной степени порождением поколения, чувствовавшего, что у него нет будущего. При консервативном правительстве Маргарет Тэтчер экономическая нестабильность вызвала массовую безработицу среди молодежи в промышленных городах на севере Англии. Как и в других провинциальных городах, таких как Манчестер и Ливерпуль, нехватка рабочих мест в Лидсе и его окрестностях вызвала ощущение бесправия.

К атмосфере отчаяния добавлялась серия убийств, совершенных Питером Сатклиффом, которого пресса прозвала «йоркширским потрошителем». На его счету было 13 убийств и 7 покушений на женщин в Лидсе и соседних городах в период 1975 по 1981 год.

Готическая сцена процветала в Лидсе благодаря стечению ряда обстоятельств.

Описывая атмосферу в городе в то время, музыкальный продюсер Джон Кинэн отметил, что Сатклифф «держал город в заложниках», нагнетая атмосферу страха. «В те дни Лидс был чем-то вроде свалки, это был темный и мрачный индустриальный город. Вся Бор-лейн (улица в центре города) была раскрошена, а тротуары перерыты. Это был обреченный город.

Здания стояли почерневшие от выхлопных газов, один взгляд на них вызывал депрессию. Где-то рядом рыскал Потрошитель, и настроение было: «Кого он убьет следующим?». Люди превратились в параноиков. Они не выходили на улицу, родители не отпускали своих дочерей ни в одиночку, ни с друзьями».

Кинэн, организовывавший концерты в университете в 60-е, вернулся на музыкальную сцену Лидса, когда на волне панка и пост-панка появились такие мрачные группы, как Joy Division, The Damned и Siouxsie & the Banshees. Последняя из упомянутых групп – с ее вызывающим макияжем и возмутительными сценическими образами – окажется ключевой в эстетике готического движения.

Внутри сгоревшего ночного клуба в Лидсе.

С арестом Сатклиффа в 1981 году пропало чувство опасности в ночном городе, и в Лидсе расцвела сцена живой музыки. Примерно в это же время Кинэн начал продюсировать группы, в том числе флагманов местной музыкальной сцены, таких как Sisters of Mercy и Red Lorry Yellow Lorry. Одетые во все черное и щеголяющие причудливыми украшениями и прическами, они предопределят внешний вид субкультуры и выделят ее из панка.

Sisters of Mercy станут одними из важнейших фигур движения и привнесут в него политическую неудовлетворенность севера, выпустив футболку с геральдической розой и надписью «Западнойоркширская Народная Республика».

Их успех, а также выход на широкую аудиторию Bauhaus и The Cure, помогли движению обрести национальную известность. Сингл Bauhaus «Bela Lugosi’s Dead» стал знаковым моментом для всего направления, которое впоследствии станет готик-роком, а ряд йоркширских групп соединил его звучание с панком и глэм-роком.

Ночные клубы Йоркшира, в том числе такой влиятельный, как «F Club», предоставляли молодым группам площадки для выступления. Другое примечательное место – «Le Phonographique», более известный, как «The Phono», расположенный под торговым центром «Merrion» в Лидсе – общепризнанно первый готический клуб в мире. Благодаря его уникальной планировке с колонной посреди танцпола приобрел популярность готический танец в стиле «два шага вперед – два шага назад». Его появление в результате стечения обстоятельств, а не сознательного выбора, символично для сцены.

Из-за экономических обстоятельств многие готы одевались в секонд-хенде или делали одежду собственными руками.

Черный «дресс-код» был позаимствован публикой у групп того времени, однако грубый растрепанный вид был в основном продиктован нехваткой денег, из-за которой одежду приходилось покупать в секонд-хенде или даже изготавливать своими руками. Snakebite стал готическим напитком номер один также из соображений экономии.

Сара, участница готического движения в начале 80-х, начала посещать ночные клубы города в 16 лет, когда получала пособие по безработице. «Было множество живых концертов и клубов, в которые можно было пойти, – говорит она, – одежду мы покупали в секонд-хендах и комиссионках, потому что так было дешевле. Оставалось только накраситься а-ля Сьюкси Сью и уложить волосы».

«Пары стопок хватало на всю ночь. Люди собирались не для того, чтобы напиться – мы по большей части танцевали и слушали музыку. Это было артистичное и творческое время, и было ощущение, что нет никаких рамок. Люди, увидев нас, были в легком шоке. На улице на нас пялились, но таков был наш протест против мейнстрима 80-х. Если в подростковом возрасте тебе нравится ощущать себя каким-то «не таким», музыка предоставляет такую возможность. В «The Phono» мы были как семья, где все знают друг друга. Мы не только тусовались в клубе, но и ходили в парки в центре города прогуляться и обменяться записями».

По словам Донны, регулярно посещавшей «The Phono» и другие ночные клубы города, быть готом означало одеваться как можно более вызывающе. «The Phono был темным клубом в подвале, мы танцевали вокруг этой зеркальной колонны посреди крошечного танцпола, пытаясь отвоевать друг у друга немного пространства», – говорит она, – «Все экспериментировали в своей попытке выглядеть самым вычурным, или кричащим, или напыщенным. Вы хотели, чтобы на вас обратили внимание, и вы получали его с избытком. Чем более шокирующе вы выглядели, тем лучше. Это была действительно особенная сцена, и, оглядываясь назад, я горжусь тем, что была ее частью».

О Лидсе, как «готическом городе» стали говорить после того, как местная газета «Yorkshire Evening Post» в 1983 году опубликовала статью о ежегодном фестивале Futurama 5. В статье, озаглавленной «День в готическом городе», в звучании участников фестиваля отмечался «некий готический ужас». Это описание закрепилось в качестве названия всей сцены.

Участники фестиваля Futurama 5.

Вслед за Лидсом к растущему по всему миру движению присоединился лондонский Сохо. Сцена, изначально появившаяся как сообщество друзей в Лидсе, стала вдохновлять все более мрачные направления, чьи последователи заигрывают с оккультизмом, и чья эстетика приобретает совсем экстремальные формы.

Но даже сейчас, когда готическое движение вышло за свои когда-то скромные рамки, Йоркшир продолжает оставаться его неотъемлемой частью, а проходящий в нем дважды в год Whitby Goth Weekend – культовым мероприятием для готов.

Говоря о движении в 2000-х годах, исследователь индустрии моды Тед Полемус отметил: «То, что в то время выглядело очередной мимолетной однодневкой, оказалось на редкость живучим. И по сей день, более четверти века спустя, даже в самой маленькой и захолустной британской деревне, кажется, можно увидеть парочку молодых готов, приютившихся где-нибудь на автобусной остановке».

От редакции Lucifer FM

Наш микстейп, составленный из представителей готической сцены Лидса.

107 1

Рубрики: gothic rock / review

Вы можете оставить свой отзыв здесь:

Войти с помощью: 
Anna Varney Cantodea