Лукреция рефлексирует: интервью с Патрицией Моррисон

13, Апрель, 2017

Перевод статьи Lucretia Reflects: An interview with Patricia Morrison, the Gothmother of Punk

Патриция Моррисон вполне может считаться крестной матерью панка (по крайней мере, одной из таковых). Патриция выросла в Лос-Анджелесе, где в нежном возрасте четырнадцати лет начала играть на бас-гитаре в The Bags. Она застала лучшие времена The Gun Club с Кидом Конго Пауэрсом и непредсказуемым блюзменом Джеффри Ли Пирсом, после чего последовало ее легендарное пребывание в The Sisters of Mercy, закончившееся судом и подписанием соглашения о неразглашении между Моррисон и фронтменом Sisters Эндрю Элдричем. В 1994 году она выпустила сольный альбом “Reflect on This”, а в 1996 — присоединилась к The Damned, в следующем году выйдя замуж за вокалиста группы Дэйва Ваниана. Ее фирменные длинные черные волосы, драматичный макияж и вычурные старинные платья создали эталон для классического готического имиджа. Речь, конечно, идет об элегантном и утонченном готическом облике, а не о бестолковых херках. Она похожа на черного единорога, побывавшего в самых крутых группах.

В данный момент Патриция отошла от музыки и живет в Англии вместе с мужем и дочерью Эмили. Это интервью было взято по электронной почте.

Dangerous Minds: Как Вы начали играть музыку?

Патриция Моррисон: Я всегда любила музыку, фанатела в школе со своими друзьями, проводила много времени в своей комнате, делая вид, что играю в группе. Дэвид Боуи, The Rolling Stones, Queen и т. д. Многие из лос-анджелесских панков, с которыми я подружилась позже, в 70-е слушали те же группы. Еще я любила музыку кантри, потому что моя мама каждый день слушала ее по радио на кухне. Появился панк, дав возможность встречи с единомышленниками, решившими заниматься этой музыкой, и я была одним из таких людей. Я нашла двух девушек (большинство парней не стали бы играть с девчонками, только если они не поют или играют на клавишных), и мы начали играть на инструментах, купленных по дешевке. Все это было настолько захватывающим — играть в группе и ходить на концерты старых и новых групп.

<center>1977 год, под именем “Пэт Бэг” (Alice Bag Flickr archive)</center>

1977 год, под именем “Пэт Бэг” (Alice Bag Flickr archive)

Dangerous Minds: Кто из музыки и моды оказал на Вас самое раннее влияние?

Патриция Моррисон: Музыка шестидесятых, в особенности 1967-69 годы. Я до сих пор слушаю и люблю музыку того времени. С модой сложнее, поскольку людей, создававших стиль, который меня прославил, было не так много, особенно в Лос-Анджелесе. Тогда в моде были голубоглазые блондинки, а мой бледный и нездоровый вид еще не был оценен по достоинству! Я имею в виду, среди кинозвезд. Мне нравился гламур, и я привнесла его в панк, как делали совсем немногие из нас.

Dangerous Minds: Как Вы изобрели свой собственный стиль?

Патриция Моррисон: Одевалась в секонд-хэндах и просто носила то, что мне нравилось. В Пасадене был чудесный магазин одежды под названием «Lila’s», платья там стоили 10 или 15 долларов, но они были великолепны — из ткани 30-ых годов и с необычным дизайном. В лос-анджелесском даунтауне мы нашли магазин, продающий старые запасы, и это была для нас золотая жила! Я просто надевала то, что мне понравилось. Не было каких-то правил или инструкций. Я отказалась укорачивать волосы, и некоторые люди наезжали на меня за это, но я их просто игнорировала. Сейчас панк имеет четко определенный облик, а тогда он был индивидуальным. Люди ориентировались на панк-сцену Нью-Йорка и Лондона, но в Лос-Анджелесе почему-то так не делали, что мне и нравилось.

The Bags играют в Портленде в 1979 году

Dangerous Minds: На раннем этапе Вы играли в The Bags и Legal Weapon. Каково было играть с другими женщинами-музыкантами по сравнению группами, состоящих только из мужчин, в которых Вы играли позже?

Патриция Моррисон: У всех женщин, с которыми я играла, был сильный характер, и в чем-то они были более целеустремленными, чем мужчины. Более того, если вы были девушкой, вам приходилось стараться сильнее. Так как я начинала играть именно в женских коллективах, мне это не казалось чем-то странным или необычным. Все дело в личности человека, и неважно, мужчина ты или женщина — у всех нас одни и те же проблемы, заботы, дружба и эгоизм.

Dangerous Minds: Кто был Вашей любимой группой среди тех, с кем Вы выступали в конце 70-х начале 80-х?

Патриция Моррисон: Их было так много в панк-времена! Новые группы появлялись каждую неделю. Самая значительная из них — The Weirdos. В Лос-Анджелесе сцена постоянно перемешивалась, и рано или поздно вы бы сыграли со всеми. У Лос-Анджелеса было дружеское соперничество с Сан-Франциско, так что мы играли и с группами оттуда. Было несколько классных групп, чья музыка не отпускает и сегодня.

Dangerous Minds: Расскажите о Вашем сольном альбоме “Reflect on This”. Вы писали песни в это время?

Патриция Моррисон: Так как, покинув Sisters, я подписала листок бумаги, запрещающий мне говорить о том времени, я могу только сказать, что тогда мне было очень трудно, и это было то, что я должна была сделать в то время. В прошлом я писала песни, в том числе ставшие популярными. Некоторые песни, сочиненные мной, приписаны другим. Мне пришлось начинать все сначала, в то время как все думали, что я купалась в деньгах. Было нелегко в любом отношении. Но я пережила это и стала лучше, чем когда-либо.

The Gun Club играют “The Lie” на голландском телевидении в 1983 году.

Dangerous Minds: Какую группу, из тех, в которых Вы играли, Вы можете назвать своей любимой?

Патриция Моррисон: Разрываюсь между Gun Club и The Damned. Gun Club был по-настоящему уникальным в своем прекрасном безумии, новаторской музыке и чувстве приключения на гастролях. Удивительные впечатления и совершенно особые музыкальные моменты, волнующие и мучительные. Мир был другим, путешествовать было интересно, места различались между собой. Теперь же мы имеем глобализацию, кругом одни и те же предприятия, магазины и ощущения. Города в разных странах сейчас имеют много общего, а несколько десятилетий назад ты сталкивался с неизвестным каждый раз, когда приезжал в новое место, и мне это нравилось.

The Damned — по тем же причинам, плюс я была их поклонницей. Было сложно поверить, что я на самом деле в The Damned. До меня в группе был Пол Грей, который покинул ее после попадания в него пивного стакана. Кэптен предложил мне поиграть, и я подумала, почему бы и нет. Я оставалась в группе до восьмого месяца беременности. Под конец мне уже приходилось держать бас в стороне от себя. Я отыграла американский тур и после концерта в Лондоне отложила свой бас.

Dangerous Minds: Каково это было — из музыканта стать матерью?

Патриция Моррисон: Чудесно, пугающе и утомительно. Это было не то, к чему я всю жизнь стремилась, но к этому и нельзя быть готовым! Как я уже говорила, я работала на сцене, пока хватало сил. Я была готова попрощаться с бас-гитарой. Однажды, когда Эмили было три месяца, новый басист не мог сыграть на фестивале, и группа попросила меня помочь. Мы подъехали в Бирмингем, если не ошибаюсь, и я отыграла весь сет. Эмили все выступление была за кулисами с надежными людьми, но меня поразило, насколько мне хотелось поскорее свалить со сцены и вернуться к ней. Группа спросила, не скучаю ли я по сцене, и я честно сказала: «Нет».

Dangerous Minds: Ваша дочь играет музыку? У нее есть любимая группа?

Патриция Моррисон: Эмили играет на скрипке, фортепиано и кларнете. Она любит музыку и слушает разные стили. Когда ей было пять лет, я спросила, хочет ли она играть на каком нибудь музыкальном инструменте. Я ожидала, что это будет гитара, но она выбрала скрипку. Я полагала, что это мимолетная идея, но она продолжала просить об этом, пока в семь лет не начала учиться играть, о чем с тех пор не жалеет. Для своих музыкальных экзаменов Эмили выбрала необычные современные пьесы (в некоторых из них я не могу определить размер, и назвала бы их авангардными), а также материал в стиле барокко.

Любимой группы у нее нет, но ей нравятся The Damned, The Cure и довольно много других групп, о которых ее друзья никогда не слышали. У нас троих разные музыкальные вкусы. Не сказала бы, что она сильно увлекается современной музыкой… пока что. Однажды она сыграла с The Damned в Альберт-Холле, исполнив на скрипке фрагмент из Шехерезады в «Curtain Call». Первый раз, когда эта партия была сыграна вживую — прекрасное воспоминание для нее и для самой группы.

Dangerous Minds: Работаете ли Вы над каким-нибудь музыкальным проектом прямо сейчас?

Патриция Моррисон: Нет, но я знаю, что у Элис Бэг выходит альбом, а другая моя подруга Фур Диксон начинает давать концерты, и находится в процессе записи, так что это просто фантастика! Я слышала, что ее концерт в Тарзане (Лос-Анджелес – прим. перев.) публика восприняла на ура.

Я получаю кайф, когда узнаю, что те, кто оставил след на музыкальной сцене. по-прежнему играют и наслаждаются музыкой. Они большие молодцы.

The Sisters of Mercy — “Lucretia My Reflection”

214 1
Источник:

dangerousminds.net


Рубрики: gothic rock / old school / review

Вы можете оставить свой отзыв здесь:

Войти с помощью: 
Лев Толстой