Готика как продолжение Боуи

19, Январь, 2016

Перевод статьи Goth is the New Bowie.

Роберт Смит признает, что продолжал бы носить мундир а-ля Хендрикс и разучивал его песни, если бы в свое время не услышал «Low», который считает величайшим альбомом всех времен и народов. Также он утверждает, что этот альбом произвел на него большее влияние, чем какой-либо другой. Четырнадцатилетняя Сьюкси увидела Боуи в «Top of the Pops», и в этот момент ее жизнь изменилась. А где был бы Питер Мерфи без Дэвида Боуи? Возможно, Джим Моррисон открыл для рок-музыки двери в мир темного самокопания, но была ли готическая субкультура такой, какая она есть сейчас, без Боуи? В начале 80-х готику породил панк — токсичный ребенок Зигги Стардаста, но ко времени расцвета бунтарей — 1977 году — Боуи уже переехал в Берлин, где вместе с Робертом Фриппом создавал сюрреалистический арт-рок. Его невозможно было привязать к одной персоне, к одному саунду — и, возможно, в этом был главный урок для готической культуры.

Мое знакомство с Боуи произошло в 1986 году, когда я пошел на фильм «Лабиринт». Где-то в середине фильма, в сцене с Королем Гоблинов «You remind me of the babe», что-то щелкнуло у меня в голове, и я понял, что это тот парень, что поет «China Girl» — песню, что полюбилась мне по роликовому катку. Я вышел из кинотеатра, и в этот же день мне купили кассету с саундтреком к фильму и альбом «Let’s Dance». До этого момента единственным альбомом в моей коллекции, который бы не относился к Kiss, Twisted Sister, Alice Cooper, W.A.S.P или Ozzy, был «Purple Rain» Принса. Боуи открыл для меня еще одну грань музыки: благодаря «Cat People» я понял, что музыка может быть темной, не будучи при этом металлической. Когда же в 1986 году я увидел Боуи во время тура «Glass Spider», я окончательно тронулся умом. В то время я еще довольно плотно сидел на металле, но через Боуи дошел до Игги Попа, а в сентябре того же года с помощью «Darklands» The Jesus and Mary Chain постепенно стали открываться и другие шлюзы. Школьная подруга дала мне послушать «Only Theater of Pain» [Christian Death], который вместе с The Smiths, The Cure, Depeche Mode и Skinny Puppy уже просто прорвал дамбу. К тому времени мне уже было наплевать, вписываются мои вкусы в какую-либо сцену, или нет, ведь Боуи научил меня любить любую музыку, которая меня заводит, будь то соул или британский фолк.

Естественно, Skinny Puppy, не имеет ничего общего с Cocteau Twins, но и те, и другие уважаемы на готической сцене. То же самое можно сказать и о любой культовой готической фигуре, так как все они черпали вдохновение из какого-то из множества воплощений Боуи, и с помощью своей музыки могли становиться «героями», «пауками с Марса» или «страшными монстрами (и мурашками)». Без сомнения, Боуи сыграл важную роль в таких знаковых для готической культуры моментах, как, например, вампирский фильм «Голод», к начальной сцене которого как нельзя лучше подошла песня «Bela Lugosi’s Dead». А сколько представителей Новых Романтиков появились в клипе на «Ashes to Ashes»? Еще до того, как Элизабет Фрейзер [Cocteau Twins] вошла в студию звукозаписи, Боуи уже пел на своем выдуманном языке в песне «Subterraneans». Даже мои скептично настроенные друзья-металлисты вынуждены отдавать ему должное, ведь даже Джин Симмонс [Kiss] признает огромное влияние Боуи, а какое воздействие оказали Kiss на металл, лишний раз можно не напоминать.

Возможно, вам, как и мне, вспоминается сцена из байопика Joy Division «Control», в которой Ян Кертис копирует перед зеркалом фирменные позы Боуи. Пусть хипстерье из соцсетей сейчас судорожно качает дискографию Боуи, а мне понадобится несколько дней, пока утихнет боль, и я смогу слушать его снова. Боуи мог бы проститься с нами на высокой ноте, оставив «Black Star» в качестве эпитафии, но его легенда продолжает жить и в той музыке, для которой он открыл двери.

374 1
Источник:

cvltnation.com


Рубрики: review

Вы можете оставить свой отзыв здесь:

Войти с помощью: 
Милен Фармер