Как Beastmilk превратился в Grave Pleasures

9, Ноябрь, 2015

Перевод интервью How Beastmilk Became Grave Pleasures Before the ‘Dreamcrash’.

Даже по телефону слышно облегчение фронтмена группы Grave Pleasures Мэта МакНирни, что его группа больше не называется «Beastmilk». «Я думаю, с таким названием некоторые люди не воспринимали нас всерьез», — говорит он. «В любом случае, мы не предполагали, что вещи, которые мы записывали как Beastmilk, останутся надолго».

О чем речь: выпустив в 2013 году дебютник «Climax» (альбом, изначально создававшийся скорее как студийный проект, чем как продукт деятельности группы), получивший повсеместно хвалебные отзывы, Beastmilk получили предложение от Sony Records. В то же самое время возникли проблемы с гитаристом и соавтором песен Йоханом Снеллом, который в конечном итоге покинул группу. Вместо того, чтобы оставить старое название, остальные члены группы – МакНирни, басист Валттери Арино и гитаристка Линнея Ольссон (бывшая участница кратко промелькнувших металл-сирен The Oath) — провели два дня в Берлине, выпивая и пытаясь придумать новое. «Мы использовали спиритическую доску, мы тянули названия из шляпы», — вспоминает со смехом МакНирни. «Мы почти остановились на названии «Psychic Liars», но во сне мне привиделись «Grave Pleasures».

«Мы использовали спиритическую доску, мы тянули названия из шляпы…»

Затем финская команда превратилась в международную супергруппу, пригласив в свои ряды бывшего барабанщика In Solitude Уно Бруниуссона и фронтмена Oranssi Pazuzu Юхо Ванханена в качестве гитариста. Как можно заметить, группу составляют два финна (Ванханен и Арино), два шведа (Ольссон и Бруниуссон) и англичанин, живущий в Финляндии (МакНирни). Результатом стал дебютник Grave Pleasures «Dreamcrash». «Конечно, между двумя группами есть различия», — признает МакНирни. «Многие люди не могут расстаться со старыми названиями и концепциями, и это нормально. Для них всегда есть альбом Beastmilk. Но даже если бы мы звучали в точности, как на первом альбоме, только без Йохана, все равно нашелся бы кто-нибудь, для кого группа не была бы прежней».

Noisey: Когда Йохан покинул группу, стало ясно, что название придется изменить?
Мэт МакНирни: Было много обсуждений. Не было никакой ясности, ситуация была сложной. У нас были совершенно разные мысли по поводу будущего группы, и в туре разногласия только обострились. Была группа с одной стороны, и он с другой. Beastmilk был именно проектом, никогда не подразумевалось, что это будет «нормальная» группа, это была своего рода анти-группа. Потом она завершила свое существование, и мы собирались подписать контракт, который был у нас на столе, но в последний момент Йохан свалил. Он не собирался работать с нами. Мы поговорили с ним, и стало ясно, что простого решения не будет. Когда стало понятно, что он больше не будет участвовать в группе, самым честным решением было бы сменить название. Наверное, можно было попытаться сохранить его, но мы не испытывали к Йохану негатива, и не хотели доводить до конфликта.

— Как обстояли дела с Sony?

«Sony поступили очень по-андеграундному: никаких претензий к названию, никакого вмешательства в материал»

— Sony был нужен Beastmilk, мы далеко продвинулись в плане контракта, прежде чем стало понятно, что Йохану с нами не по пути. Мы хотели отправиться в тур, записать еще один альбом, мы были действительно погружены в жизнь группы, а один парень не воспринимал это всерьез. Было бы жаль просто похоронить все это. Позже мы показали Sony новый материал. Это были просто наброски, мы не собирались никуда с ними идти, но они сказали нам продолжать в том же духе. Это было очень по-андеграундному, не то, чего ожидаешь от мейджор-лейбла. Никаких претензий к названию, никакого вмешательства в материал. Они просто поддерживали и верили в нас, что было очень приятно.

— Невероятно. Я думал, смена названия и изменения в составе их взбесят.
— Я думаю, большим лейблам пора начинать мыслить, как андеграундным. Они должны находить то, что уже работает, и работать с ним, а не пытаться изменить его. Я думаю, они поняли, что политика мейджор-лейблов в наши дни ни к чему не приведет. У них работает много людей с независимых лейблов, так что там уже не встретишь сплошь народ в строгих костюмах, если такие вообще остались. Но да, они действительно недоумевали, ведь у Beastmilk был столь классный материал, а тут какой-то Йохан ни за что не хочет продолжать, более того, не хочет, чтобы продолжали мы. По-моему, это не очень красиво по отношению к друзьям.

— Что сейчас с Йоханом? Вы с ним разговариваете?
(смеется) С Йоханом все очень плохо. Я не думаю, что ему нравится тот факт, что группа продолжает существовать. Но я желаю ему только хорошего. Я думаю, он очень талантливый человек, и надеюсь, что он продолжит заниматься своим делом. Я бы хотел оставаться его другом, но, как я сказал, ему вряд ли нравится, что мы сохранили группу. На самом деле, я думаю, что здесь обе стороны не пахнут розами. Таковы рок-группы – они вытаскивают и лучшее, и худшее, что есть в людях.

— Вам очень повезло с Уно из In Solitude и Линнеей из The Oath. Это были лучшие металл-группы в Швеции, если не во всей Европе.
— Да, очень приятно, что так случилось. Когда Линнея пришла в Beastmilk, дела были хуже не придумаешь, но она принесла с собой море позитива, несмотря на то, что The Oath недавно распались. Можно сказать, ее позитивный настрой спас нас и позволил завершить последний тур. Думаю, без нее Beastmilk распался бы раньше.

— Как вы вовлекли Уно?
— Когда мы стали собираться как Grave Pleasures, мы услышали, что In Solitude распались. Мы только что были в туре с ними и решили, что музыка поможет Уно выбраться из плохого настроения, в котором он, вероятно, находился. Дело в том, что In Solitude создали группу, когда были еще подростками. Это был мирный распад, но все равно грустно потерять группу своего детства. И мы оказались в нужное время в нужном месте. Он принес столько композиций и аранжировок, что о большем мы не могли и мечтать. Я думаю, сейчас не так уж много барабанщиков, которые действительно дают жару, и он – один из них. Нам повезло, что он с нами.

null

— Расскажи о Юхо из Oranssi Pazuzu.

«Никогда не знаешь, что будет, если собрать незнакомых друг с другом людей, но у нас это сработало отлично»

— Я знаю Юхо с тех пор, как начал поддерживать Oranssi Pazuzu на местной сцене, к тому же, мы с ним живем в одном городе в Финляндии. Так что он был первым кандидатом на место Йохана. Он по профессии преподаватель игры на гитаре, так что мы были уверены, что он легко выучит материал Йохана, а также привнесет что-то свое. Некоторые песни без него были бы другими, особенно это касается лид-гитар на записи. И я думаю, его стиль хорошо сочетается с работой Линнеи, у них возникает особая алхимия. Никогда не знаешь, что будет, если собрать незнакомых друг с другом людей, но у нас это сработало отлично.

— Линнея присоединилась к Beastmilk где-то за полгода до того, как вы сменили название. Была ли она тем, кого вы специально искали?
— Вообще-то, мы никого не искали, но постоянно обсуждали, что концертное звучание можно улучшить, пригласив второго гитариста. Дело в том, что на альбоме Йохан записывал сразу несколько партий, которые он не смог бы одновременно сыграть вживую. Но мы не хотели приглашать незнакомого человека. К тому же, мы были не самой счастливой группой в мире, поэтому мы опасались, что приход нового человека мог усугубить ситуацию. Это должен был быть кто-то, кто помог бы группе сплотиться. Мы встретили ее на фестивале, на котором мы играли в Германии, приятно потусовались, и на следующий день вместе отправились на фестиваль в Норвегии. За пивом мы обсудили ее роль в качестве гитариста. Все были рады этому, потому что она была действительно классной, и нам нравились ее композиции на альбоме The Oath. Было досадно, что она ничем не занималась после распада The Oath, так что мы решили зафрахтовать ее, пока кто-то нас не опередил. Концерты сразу же стали лучше, но настроение в группе это не улучшило. (смеется) Но нам с Арино и Линнеей было хорошо вместе, а с приходом Уно все стало только лучше. Сейчас, когда я приглашаю друзей на концерты Grave Pleasures, они говорят: «О, да вы теперь настоящая группа!». (смеется) Что ж, если это действительно так, то оно того стоило.

Автор считает, что еще как стоило.
J. Bennett

525 1
Источник:

noisey.vice.com


Рубрики: goth punk / post-punk / review / новости

Вы можете оставить свой отзыв здесь:

Войти с помощью: 
Эрих Фромм